Биатлон Беларуси. Скорее жив, чем мёртв, или скорее мёртв, чем жив

Не за горами старт биатлонного сезона-2018/2019. Вот только для беларусов, которые ещё недавно с нетерпением ждали-дожидались очередного этапа Кубка мира или начала Олимпиады, сезон этот ожидается едва ли не самым печальным «за всю историю наблюдений». Своими наблюдениями и размышлениями о том, что было и что нас ждёт, делится обозреватель «СО» и «Прессбола» Григорий Трофименков, считающий что всё очень плохо. Аргументы в пользу того, что беларусский биатлон скорее жив, чем мёртв, попытается отыскать Сергей Шоман.

Григорий Трофименков:
Отродясь такого не было, и вот опять. Эта «черномырдинка» как нельзя уместнее подходит к фантасмагории, которая наблюдается сейчас в белорусском биатлоне. В том смысле, что совсем не нова ситуация, когда кадровый ресурс в нашей сборной ограничен. И совсем не ново, когда руководство БФБ обращается к старому-злому опыту «импортзамещения». Вот только нынешнее латание дыр выглядит вопиюще неуместным до безобразия. И такого действительно не было отродясь – случай нынешней паспортизации беспрецедентный.

Вкратце факты. После Игр в Пхёнхчане завершили карьеры четырехкратная олимпийская чемпионка Дарья Домрачева и Надежда Скардино, к бронзе Сочи-2014 присовокупившая эстафетное в Южной Корее эстафетное золото. Об Анастасии Киннунен, вышедшей замуж и родившей в Финляндии ребенка, на первой родине враз позабыли. Не позабыли об Анне Соле, которую руководство сборной убедило продолжить карьеру, когда та уже, казалось, простилась со спортом окончательно. Как бы то ни было, беглый взгляд на состав, прошедший весеннюю аттестацию национальной команды, недвусмысленно намекал: у белорусов будет попросту не хватать кадров, чтобы заполнять квоту на этапах Кубка мира! А ведь еще и Кубок ИБУ, куда как будто также надо отправлять биатлонисток.

Идея «паспортизации» ряда российских спортсменок витала еще весной. Назывались конкретные фамилии, но до дела все не доходило. По понятным, кстати говоря, причинам: Союз биатлонистов России после неудачной Олимпиады и упущенных в разное время из страны талантов, позже имевших успехи под флагом других держав, крайне скрупулезно подходит к данному вопросу. (Достаточно вспомнить Анастасию Кузьмину и Дарью Домрачеву, которую многие восточнее нашей границы считают своей.) Не желает отпускать на все четыре стороны даже тех, кто надежд особых не подает. Отсюда вывод: чтобы СБР согласился не строить препятствий стреляющей лыжницы, принимающей чужое спортивное гражданство, ей нужно быть бесперспективной в квадрате.

Именно такая ситуация, кажется, сложилась сейчас. И не кажется, что восточные соседи крупно продешевили, отпустив в Беларусь сразу квинтет воспитанниц. Речь о Елене и Ирине Кручинкиных, Инне Костюченко, Анне Мусатовой и Арине Яборовой. Эти фамилии едва ли что-то скажут российскому болельщику, не говоря уже о нашем. Если общо, наивысшие достижения из этой четверки имеют Кручинкины. Они – призеры чемпионата первой родины в эстафетной гонке. Всего-то.

Как бы тренерский штаб не утаивал, что названные биатлонистки пока, грубо говоря, на испытательном сроке, очевидно: все они в ближайшем будущем будут привлекаться для участия на этапах Кубка мира за Беларусь. Разрешение выступать за родину вторую они уже получили, тренируются совместно с национальной командой, да и никакого двухлетнего карантина, предусмотренного в том случае, если бы Россия заартачилась переходу спортсменок к нам, не предвидится.

Почему же эту историю называем крайне неуместной? Дело даже не в том, что уровень и конкурентоспособность российских «талантов» вызывает грандиозные вопросы. Просто момент выбран уж больно не к месту. Судите сами. Сейчас начало олимпийского цикла, с Олимпиады в Южной Корее миновало немногим более полугода. Значит, фактически тренерский штаб уже сейчас расписывается в невозможности подготовить резерв или довести до ума теперешний, который подпирает «основу»? Да, подпирает не бог весть кто, но вспомните: разве в 2014 году, после Игр в Сочи, вам была знакома фамилия Ирины Кривко? А Динары Алимбековой? А это, между прочим, уже чемпионки Олимпиады, пусть и в эстафете. Ну а три года – достаточный срок, чтобы совершенно незнакомая поклонникам биатлона девушка заявила о себе во весь голос.

Впрочем, это лишь одна сторона медали. Вторая заключается в том, что «натурализация» логична была бы тогда уж сразу после предыдущей зимы. Когда впереди целое межсезонье и есть время у новичков адаптироваться к методам, практикуемым в новой сборной. Когда есть время тщательно изучить готовность и возможности спортсменок и предписать им необходимый объем тренировочной работы. Пополнение же осенью, за пару месяцев до старта Кубка мира-2018/2019 по баитлону – не что иное как лечение симптомов, но не очага недуга.

Или есть другое мнение?

Сергей Шоман:
Как трудно отыскать жемчужину на дне моря, так невероятно сложно найти аргументы в пользу того, что биатлон в Беларуси ещё не умер. Но я всё же попытаюсь. И начну, как ни странно, с двух фактов, не упомянутых Григорием, но, на первый взгляд, только лишний раз подтверждающих, что «хуже некуда».

Факт первый. Буквально пару недель назад заявила о завершении карьеры Анастасия Ануфриева, 21-летняя биатлонистка, представляющая Беларусь. А точнее, так свою страну нигде и не представившая. Просто потому, что в национальную команду её по каким-то причинам не брали. По каким-то, потому что на недавнем чемпионате Беларуси по биатлону Настя дважды поднималась на третью ступень пьедестала (в гонке преследования и масс-старте), дважды опережая новоприглашённую Инну Костюченко. Вполне возможно, что Ануфриева «разобралась» бы и с другими россиянками, но, увы, на этом мероприятии их не оказалось. Зато все теперь уже экс-россиянки (надолго ли?), в отличие от молодой беларуски, «внезапно нашлись» на предсезонном сборе в Тюмени. Опять-таки, «внезапно», потому что буквально за пару дней до этого Юрий Альберс заверил всех, что в Тюмень едут только Ирина Кривко, Дарья Юркевич, Анна Сола и Динара Алимбекова.

Как можно мириться с таким фактом? Ведь нам всем заявляют, что в Беларуси нет достойной смены?! Но, оказывается, что до сих пор ещё живы (тьфу-тьфу-тьфу!) и тренируются аж четыре девчёнки 1996 года рождения и одна — 1997?! Не надо быть Эйнштейном, чтобы посчитать, что это вполне подходящий возраст для выступлений на взрослом уровне. То есть, что касательно нашего разговора, всё, как минимум, не так печально, как пытаются нам выставить сторонники приглашения «десанта»! И (или) все как будто забыли про Кристину Ильченко, несколько сезонов «отпахавшую» в составе сборной, и снова вернувшуюся в Россию!?

Факт второй. На днях ОО «Беларусская федерация биатлона» утвердила новые правила работы со СМИ. Теперь, если кто-то хочет взять интервью у спортсменов, он должен пройти через восемь кругов Ада, последним из которых является присутствие во время беседы представителя БФБ, в любой момент готового зажечь перед журналистом «красный свет».

Что сказать по этому поводу, кроме ёмких выражений из великого русского языка? Во-первых, данные правила касаются исключительно журналистов из синеокой, ибо в биатлонном мире ничего подобного не поймут. Но, может быть, расчёт был на то, что никто и не захочет общаться с беларусами в силу их откровенно слабых результатов? Во-вторых, это всё-таки даст возможность девушкам и парням заниматься своим делом не отвлекаясь на подобные «мелочи». Хотя, конечно, есть большие сомнения в том, что «закручивание гаек» положительно скажется на итоговом результате Кубка мира-2018/2019 по биатлону.

Теперь, собственно, по делу. Я, может быть, скажу парадоксальную вещь, но знаете, а я только «за». За это заявление Ануфриевой, за массовый ввоз ноунеймов, за новые правила. Я за то, чтобы Кривко и Алимбекова провалили сезон, а Сола и Юркевич оказались лучше российского квинтета. Первых не выгонят из сборной в силу их заслуг, а вторых — потому что они были сильнее своих новых конкуренток.

Давайте, ребята, потратим этот год на то, чтобы в кратчайшие сроки довести наш биатлон до такого уровня, когда, посмотрев одну из гонок, Александр Григорьевич Лукашенко скажет: «Да, ёрш твою клёш, что там вообще творится в беларусском биатлоне?» и разгонит к чертям собачьим эту свору паразитов. Другого пути вывести наш биатлон из наметившегося глубокого кризиса, пожалуй, и нет.

А там, глядишь, и Ануфриева вернётся, и Скардино передумает. И у нас всё ещё останется три года до следующей Олимипиады…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *