Министр Сергей Ковальчук сидит на пороховой бочке. Рванёт, но когда?

Ох, не вовремя Александр Лукашенко сменил на посту министра спорта Александра Шамко на Сергея Ковальчука. В наследство последнему досталось хозяйство в весьма противоречивом состоянии. Как бы так не вышло, что скрести по кадровым сусекам Александру Григорьевичу не пришлось вновь и в самое скорое время. Приводим несколько доводов, почему сотруднику службы безопасности президента придется в ближайшие месяцы (или годы?) несладко.

За полтора месяца до назначения Ковальчука главой отрасли коллегия Минспорта определила список приоритетных видов на 2018 год. Туда вошли 22 дисциплины: баскетбол, биатлон, бокс, борьба вольная и греко-римская, велоспорт, волейбол, гандбол, гимнастика художественная, гребля на байдарках и каноэ, дзюдо, легкая атлетика, плавание, прыжки на батуте, инваспорт, стрельба пулевая, современное пятиборье, теннис, тяжёлая атлетика, фристайл, футбол, хоккей. Им будет обеспечиваться материально-техническая поддержка, научно-методическое и медицинское сопровождение. Попросту говоря, обозначены области приоритетного бюджетного ассигнования — согласно демонстрируемым результатам и зрительскому интересу.

КовальчукДа, во многом этот перечень видов универсален — и сомнению могут быть подвергнуты лишь три-четыре позиции. Как из числа тех, что оказались в счастливом ряду, так и из тех, которые остались вне его. Однако важно иное: задачу оптимизации расходов и пути ее решения наметило предыдущее руководство, а работать над ее выполнением вынуждено новое. Тем самым Сергею Михайловичу Ковальчуку, по сути, отказано в авторском взгляде на вещи. А наличие такового исключать нельзя.

Впрочем, дело даже в другом. Январское «постановление» подложило Ковальчуку свинью в том смысле, что ограничение финансирования многих видов будет связываться уже именно с его именем, хотя ничего поделать и повлиять на существующее положение вещей он не в силах. У разбитого корыта, например, остались коньки, тогда как в Пхёнчхане Марина Зуева страну представила весьма достойно, да и юный талант Игната Головатюка еще требует огранки временем.

Максимум ответственности при минимуме собственного видения и рычагов влияния — так выглядит сложившаяся ситуация. Это как если бы тебя аврально посадили в автомобиль с рулем, который слева, и бросили на магистрали с левосторонним движением. Одним словом, можно заведомо предполагать критику министра со стороны тех, кто рискует лишиться прежнего объема денежной подпитки.

Весьма вероятно, с фигурой преемника Александра Шамко будут связываться и неудачи в наиболее популярных в стране видах — футболе и хоккее. Или вы считаете, будто там белорусов ждет внезапный прогресс? Нет, естественно, можно предполагать и такое, однако журналистам важно быть реалистами. Это потом мы с толком и по полочкам объясним, почему всё вышло гораздо лучше, чем предсказывали, но сейчас нет никаких предпосылок к тому, чтобы национальные сборные враз стали радовать болельщиков.

Футбольная дружина под шефством Игоря Криушенко докатилась до 93-й позиции в рейтинге ФИФА. Ещё чуть-чуть — и может очутиться вне первой сотни, чего в новом веке ещё не случалось. Правда, главное не это, а атмосфера всеобщего уныния, царящая вокруг команды. Подопечные Криушенко не способны привлечь на трибуны зрителей игрой, да и нет в их рядах ярких персон, гораздых заинтересовать и просто сделать футбол сборной топовой информационной повесткой — тем и невыгодно отличается нынешняя диспозиция от, скажем, 2003 года, когда положение в рейтинге было столь же аховым.

Здесь не ставим изложенное в вину главному тренеру — всё-таки проблемы куда более глобальны, и от роли отдельной личности зависят мало. Просто так называемая Лига Наций, кажущаяся спасительной соломинкой для попадания сборной Криушенко на топ-турнир, на деле может сыграть злейшую шутку. Извинительны даже эпизодические поражения от парней-любителей из Люксембурга, но что, если неудачи будут систематичными, ведь сражаться там придётся исключительно с равными или уступающими по классу командами? Этого уж точно никто не простит!

Кстати, вмешательство государства, то есть минспорта, в деятельность общественного объединения, каковым является БФФ, устав ФИФА запрещает. Это вновь к вопросу об ответственности Ковальчука, сопряженной, что называется, со связанными руками.

Схожая картина и в хоккее. Наш коллектив разминулся с двумя кряду Олимпиадами. На двух предыдущих мировых первенствах он не проходил в плей-офф, да и вообще находился на расстоянии одного поражения от вылета в дивизион ниже. Пока немцы становятся серебряными призерами Игр, а в НХЛ стучатся и выбираются на драфте датчане, норвежцы, швейцарцы, Беларусь утешается мантрой, что все научились играть в хоккей. Все-то все, но почему-то мы учимся дольше остальных. Да и ученики, если честно, из нового поколения — так себе. Да, есть даровитые исполнители вроде Егора Шаранговича, однако это — капля в море. Никак нельзя быть уверенным, что нас не ждет самая горькая участь в ближайшем мае в Дании. Больно много поводов для тревоги: отсутствие опытного стабильного вратаря, полное отсутствие креатива в нападении, опасные цепной реакцией случаи отказа от белорусского гражданства — вроде того, какой явил Андрей Стась ради контракта в «Авангарде».

Ближайший главный старт четырехлетия — это игры летние. Они состоятся в 2020 году в столице Японии — Токио. Тут вроде бы, напротив, поле благодатное, чтобы зарекомендовать себя Сергею Михайловичу с лучшей стороны — уже не перед простым людом, а в глазах президента НОКа и по совместительству главы государства Александра Лукашенко. Для того мерило работы подчиненных в отрасли — именно драгметалл с пятью кольцами.

Почему благодатное? Да потому, что Олимпиада в Рио-2016, прямо скажем, нашей делегации удалась не особенно. Там спортсмены завоевали девять наград, из которых одна золотая, и по четыре серебряные и бронзовые, что есть антирекорд суверенной истории — как по количеству, так и по качеству. Даже с учетом отъёма медалей легкоатлетов, чьи успехи имели место в Пекине-2008 и Лондоне-2012. Плюс держим в уме известный факт устранения из олимпийской заявки по вине Международной федерации каноэ (ICF) нашей мужской команды гребцов. То есть, как будто дальше должно быть лучше. Просто потому, что хуже быть не может. Тем не менее подобный взгляд на вещи — весьма упрощенный. И вот, почему.

Взгляните на призёров двухлетней давности. Из них в Токио только трем будет меньше тридцати — Дарье Наумовой, Марии Мамошук и, конечно же, обладателю золота Владиславу Гончарову. В остальном — белорусский спорт держится на ветеранах. Уже не тех, чья база закладывалась ещё в Советском Союзе, однако всё равно возрастных атлетах. Много где смены попросту нет. Возьмём для примера недавний чемпионат мира в залах у легкоатлетов — ни одного места на подиуме и всего лишь два попадания в восьмёрку! А это, между прочим, наряду с плаванием, самый медалеёмкий вид.

Совершенно забылись времена, когда соотечественники небезуспешно выступали в спортивной гимнастике, фехтовании, академической гребле — собственно, сверьтесь со списком приоритетных видов и увидьте, что их там нет. Динамика такова, что скоро в этом печальном ряду окажутся, скажем, бокс и дзюдо. Итого — крайне наивно полагать, будто достижение Рио легко будет превзойти в Японии. Если, разумеется, в принципе реально.

Те же доводы уместно привести, кидая мостик и в Пекин-2022. Четырёхкратная олимпийская чемпионка Дарья Домрачева призналась, дескать, ещё один цикл потянет вряд ли. Надежда Скардино завершит карьеру совершенно точно в течение пары лет. А никого, кто бы боролся и отвоевывал места в основном составе биатлонной сборной, нет. До такой степени нет, что после Олимпиады на Кубке ИБУ обошлись без нашего участия. Конечно, всё, в том числе и денежные расходы, было поставлено на олимпийскую карту — возможно, отказаться от выступлений на втором по значимости биатлонном Кубке БФБ решил из финансовых соображений. Однако представьте: было бы такое возможно, если бы кто-то из белорусских спортсменов боролся за победу в общем зачете? Несомненно, нет.

Об уровне тех, кто грозится прийти на смену Домрачевой, Скардино, Писаревой говорит тот факт, что второй состав российской команды, как и ранее, стучится в Беларусь — факт, автору этих строк известный! И стучится небезосновательно, потому как в борьбе с Анной Солой, Дарьей Юркевич и много кем еще вполне можно конкурировать на равных и отвоёвывать у них место под солнцем.

Можно, хотя если этого шанса наша федерация добьётся. Текущая ситуация в корне отличается от той, что была пять-десять лет назад. Это тогда российская сторона безо всяких сожалений отпускала на все четыре стороны тех, кому не находилось места в основе. Однако сейчас, после того, как Анастасия Кузьмина и Дарья Домрачева взяли в Пхёнчхане очередные медали, а соседская команда вернулась из Южной Кореи с пустыми руками, там к талантам станут относиться на порядок осмотрительнее. Предположим, что в пару к мужающим Ирине Кривко и Динаре Алимбековой вырастет ещё один крепкий эстафетный боец. Но даже в этом случае натурализовать кого-то будет сложно. Сложно, причем не только с востока, но и с юга. Отношения с украинской федерацией из-за перехода туда Дарьи Блашко, у Беларуси тоже испортились.

Иначе говоря, нет света в конце тоннеля. Остаются из зимников фристайлисты, хотя и там наши представители взяли столько ценного металла на последних двух Ирах, что впредь к ним судьи будут предельно взыскательны. Собственно, на примере Антона Кушнира в Пхёнчхане мы это и увидели. Остаться на былом уровне акробатам и биатлонистам фактически невозможно.

ДинамоВ наследство Ковальчуку передался и ещё один болезненный вопрос — стадион в столице. Общественность уже как будто даже смирилась, что легендарный объект «Динамо» больше не будет иметь узкую футбольную специализацию, а призван принимать также и легкоатлетические состязания. Что ж, пусть: главное — пусть будет построен. И уже как будто есть конкретные сроки окончания реконструкции — начало лета 2018 года.

Пусть, но остаётся ведь ещё и национальный футбольный стадион. И дело не сказать, чтобы двигается с мёртвой точки. Более того, загвоздка ещё и в том, что порой министр спорта, зампред федерации Сергей Сафарьян, президент страны и глава Мингорисполкома делились с публикой абсолютно разной информацией касательно сроков и деталей возведения сооружения!

С мэрии, можно сказать, взятки у болельщика гладки — во все тонкости она не вникает, да и люди там не публичные. БФФ как будто виновата, однако постоянно подчёркивает, что её возможности влияния на процесс крайне ограничены. В такой ситуации первое лицо отрасли принимало на себя большущий огонь критики. И вспомните, если возвращаться к «Динамо», какое возмущение вызвал у Шамко вопрос относительно не покрывающих нижний и средний ярусы козырьков. «Есть специальные технические требования. В чем вообще проблема? Критиканством все могут заниматься. Нужна здоровая критика, а это — просто критиканство. Мы ещё не сдали стадион, а вы уже говорите о том, что что-то там не перекрывает», — ответил он в декабре 2017-го.

И важно понимать, такого опыта общения со СМИ у Ковальчука нет. До сих пор он также работал на должностях, чья деятельность не особенно интересовала журналистов. А тут — вопросов будет много, и очень острых. Не станет ли срываться? Не пострадает ли в кратчайшие сроки имидж?

Григорий Трофименков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *