Слишком много Ада

Бывают в жизни такие ситуации, когда, чтобы ни случилось, надо стоять на своём. Пусть даже ты тысячу раз не прав, но никто и никогда не должен узнать, что же всё-таки произошло на самом деле.

Однажды, во времена моей суровой юности, когда лихие девяностые только-только начали занимать свои законные места на настенных календарях, я имел неосторожность пойти на дискотеку в новеньком шарфике, который приобрела себе мама. Мне казалось, что шарф этот, такой необыкновенно пушистый и мягкий, придаст мне шарма и очарования в месте скопления особей противоположного пола.

Как вы понимаете, мама ни о чём подобном не догадывалась — всё делалось в обстановке совершенной секретности. Нет, не то, чтобы моей родительнице было жалко какого-то заурядного, по теперешним моим понятиям, предмета одежды, но отдать недавно приобретённую красоту своему беспутному чаду, часто приносящему с дискотек вместо одежды и лица сплошное кровавое месиво, в мамины планы явно не входило. Потому, говоря языком Филатова, пришлось действовать строго по закону. То есть, втихаря.

Удивительное дело, но минута славы в гардеробе ДК мне удалась. В том плане, что я не только сумел выйти с дискотеки с моим украшением, но даже без единой капли крови. Казалось бы, всё здорово, однако святая инквизиция нашла меня в автобусе. И друг — не друг, и враг — не враг, но один мой знакомый с хорошо подвешенным языком сумел выпросить-забрать-взять поносить мой чудо-шарф. Короче, домой я вернулся с полным осознанием того, что вернуть мамину вещь мне вряд ли удастся.

А потом начался Ад. Слишком много Ада. Мама пыталась добиться от меня правды и так, и сяк, и по-хорошему, и по-плохому, но я держался как юный партизан на допросе у немцев. Откуда-то ко мне пришла уверенность, что мне НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ нельзя сознаваться в содеянном, пусть даже меня за это расстреляют! Мучения продолжались около полугода, я лишился многих детских радостей, но всё равно продолжал стоять на своём. «Не видел, не брал, ничего не знаю». И даже потом, по прошествии многих лет, уже будучи семейным человеком, я так и не признался маме в откровенном разговоре, что это я просрал её шарфик.

Вот такая вот история. Ажно полегчало на душе! Но к чему это я?

А я это к тому, что ситуация с отстранением МОКом сборной России от Олимпиады в Пхёнхчане лично мне очень напоминает мою историю с шарфиком. Уже столько времени прошло с того момента, когда всё началось, уже так эта тема всем надоела, а Ада всё также слишком много. Самодельного такого, типичного российского садомазоада.

Как бы ни было печально, но мои выводы в отношении этого дела плачевны. Да, ВАДА с МОКом так и не сумели предоставить стопроцентных доказательств, да, российская сторона продолжает стоять на своём, утверждая, что «мы ни при чём», но, на самом деле, обе стороны прекрасно знают, что приговор может быть лишь один: «Виновен!»

Не верите? Спросите: «Почему не ловили за руки? Почему докопались до каких-то там царапин»? Скажете: «Не пойман — не вор!»? Но ведь вы должны знать, что издревле так сложилось, что на месте преступления сейчас ловят только самых незадачливых аферистов. А в основном расследование преступлений — это довольно-таки нудная процедура. Сбор улик, допросы свидетелей и подозреваемых, очные ставки, судмедэкспертизы и прочее, прочее, прочее.

Так вот, ребята, все комиссии МОК провели свои расследования очень тщательно и щепетильно. Три года ребята работали, материалов собрали столько, что можно полгода с лупой изучать. А они потом ещё долго думали, как же быть, давали России время всё исправить, снова долго думали и, наконец, вынесли суровое наказание, аргументировав его каким-то бездоказательным «ничего не изменилось».

Не буду углубляться в эти дебри. Очень кратко, толково и грамотно медицинско-допинговая доказательная база изложена здесь. Однако есть и другие факты, не менее интересные.

Вот, например, такой. Очень редко почему-то упоминаемый. В самый разгар так называемой «антироссийской компании», а именно в конце января 2016 года уехал жить и работать в США бывший глава московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков, ставший впоследствии одним из главных свидетелей обвинения. Однако речь сейчас не о нём, а о двух его заместителях, Вячеславе Синёве, председателе исполнительного совета РУСАДа и исполнительном директоре Никите Камаеве. Оба высокопоставленных чиновника неожиданно для всех скончались в феврале того же года.

Сначала, 3 февраля 2016 года от инфаркта скончался Вячеслав Синёв, а затем, 14 февраля такая же участь постигла и Никиту Камаева. Что интересно, и Синёв, и Камаев при жизни на сердце не жаловались. Но почерк-то, почерк какой интересный!? Мотивчик-то каков!

Небезынтересно и то, что все три вышеупомянутые фигуры оказались уволены со своих должностей (стали некими «козлами отпущения») по итогам рассмотрения следственным комитетом России дела о непопадании на ОИ-2016 легкоатлетической составляющей сборной России.

К слову, в том же 2016 году почему-то был повышен в должности Виталий Мутко, по совместительству главный обвиняемый антидопинговым и олимпийским комитетами. Такой вот потрясающий российский ответ на все обвинения — «срали мы на вас и срать будем»!

ТягачёвВы всё ещё удивляетесь бессердечности ВАДА и МОК и зашкалившей жестокости наказания? Тогда как вам заявление почётного президента Олимпийского комитета России (ОКР) Леонида Тягачева, который взял и заявил во всеуслышанье буквально следующее: «Мы честны в этих отношениях (допинга — прим.). Приводили примеры по нашим чемпионам Легкову, Вылегжанину, Петухову, что у нас нарушений не было. А Родченкова просто нужно за неправду расстрелять, как Сталин бы сделал».

Нормально, да? Особенно в свете того, что не так давно того самого Легкова пожизненно дисквалифицировали!? Как же, как же, выискался тут, понимаешь, боец за правду!? Расстрелять!

В этом плане очень показательна и реакция Путина. Вот что сказал президент России рабочим Горьковского автозавода по поводу отстранения сборной России от Олимпиады: «Мы, без всякого сомнения, не будем объявлять никакой блокады, не будем препятствовать нашим олимпийцам принимать участие в Играх, если кто-то из них захочет принять участие в личном качестве».

А где же праведный гнев? А где встречные обвинения, где доказательства лживости и гнилости врагов России, где это всё? Почему человек, обладающий непререкаемым авторитетом в своей стране вдруг так легко соглашается на такое «оскорбление» и «поругание» своей страны? Почему главный российский пахан не взял, да и не снёс с лица Земли этот рассадник разврата, коим считается на 1/6 части суши «эта самая» ВАДА?

Да всё просто, ребят. Очень просто. Любой уважаемый себя пахан не будет ввязываться в заведомо безнадёжное дело, ибо это чревато не только потерей имиджа, но и куда большими проблемами. Стало быть, друзья, что бы там не говорили многочисленные «рупоры Кремля», но Россия действительно в дерьме «по самое не хочу».

И именно этим самым «не хочу» и объясняется почти полная бездеятельность российской стороны по ходу многочисленных допинговых скандалов. Ведь мы не будем принимать за аргументы «спик фром май хард» Мутко, истерику Тягачёва или бешеное возмущение Губерниева, да?

А, с другой стороны, ведь какой прекрасный момент сложился сейчас для того, чтобы в очередной раз довести до простых россиян понимание того, что все эти западники с америкосами «уху ели»! Это всё они там! А мы чё, мы ничё, обойдёмся как-нибудь и без Олимпиады!? А если кто и поедет под нейтральным флагом, так мало того, что их можно обвинить в отсутствии патриотизма, так можно ещё ничего и не платить! Столько перспектив сразу, с ума сойти!

Вот только честных спортсменов жалко. Как действующих, так и тех, кто мог бы стать спортсменом в будущем. Но вряд ли уже станет. Разве что только не в России…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *